15 ноября 2013 г.

Нижегородская область: Чтобы не погас огонь

Мой отец – офицер во втором поколении. Я родилась в Волгограде. В городе воинской доблести. В городе-герое. 

Все знают, что такое для нас Мамаев курган? Непросто подобрать слова, чтобы передать те чувства, которые испытываешь при посещении Вечного огня в зале Воинской славы, когда звучит траурная мелодия «Грёзы» Шумана, и на стенах зала ты видишь траурные знамёна с именами погибших… 

Невозможно сдержать слёзы, когда 9 мая перед минутой молчания на фоне Вечного огня у Кремлёвской стены под звуки торжественной и печальной музыки звучат очень точные, правильные слова о тех, кто погиб, защищая вечный огонь жизни…

Но доводилось ли вам бывать на мемориале погибшим в Великой Отечественной войне в каком-нибудь маленьком селе? Видели ли вы имена на этом скромном обелиске – памятнике человеческой воле, отваге, храбрости, мужеству, памятнике великой любви и преданности своей Родине? Меня до глубины души поразил скорбный список не вернувшихся с той войны. Здесь, наверное, как нигде понимаешь, сколько горя принесла она каждой семье, ведь на памятнике высечены имена всех, кто не пришёл, кого не дождались. Перед глазами возникают образы: мирное довоенное село Саваслейка. Люди живут просто. Нелегко. Много работают. В минуты отдыха играют на гармони, поют, пляшут. Рожают детей. То, из чего складывается земное человеческое счастье. Всё разрушила война…

В Саваслейской школе много лет работает учителем физики, очень хорошим учителем, замечательный человек Турова Людмила Ильинична. Недавно я узнала, что её отец ушёл на фронт добровольцем и не вернулся. Людмила Ильинична всю жизнь хранит светлую память о своём отце. Долгое время она искала его могилу. Вот её рассказ.

«Много горя принесла война. Горе пришло и в наш дом.

Мой отец, Туров Илья Михайлович, хотя и имел бронь, добровольцем пошёл на фронт, так как был партийным работником. Прощаясь с семьёй, как вспоминала моя мать, он сказал: «Не волнуйся, Шурик (так звал он мою маму), я вернусь. Фрицев мы победим». Известно, что всех добровольцев сразу, сформировав отряд, отправили под Ленинград, город Колпино, где уже шли ожесточённые бои. Никто не вернулся из этого боя. И уже в октябре месяце 1941 года в наш дом пришла похоронка.

У мамы нас было трое детей. Я – самая младшая, родившаяся в 1940 году, и потому и не помню, и не знаю своего отца. Не довелось мне произносить слово «ПАПА». Но я хорошо помню послевоенные годы (47-50 гг.). Я помню, как мы целой ватагой подходили к церкви, в которой был склад, и смотрели, что доставали из котлов походной кухни для солдат. Иногда и нам что-то перепадало. Это были трудные годы. Помню, как я встречала маму с работы и просила у неё кусочек хлеба. Горбушка хлеба, посыпанная чуть-чуть сахаром, была самым большим лакомством.

Я помню, как однажды мальчишки с нашей улицы взломали почтовый ящик. А там было очень много писем-треугольничков. Как сейчас вижу эти треугольнички! Это, видимо, были письма, не отправленные на фронт (скорей всего тогда уже почта не работала). И куда эти письма мальчишки дели, я не помню, не знаю. Не осознавали мы ценности этих писем. Вот бы их сейчас перечитать!

Тяжёлые послевоенные годы помнятся и тем, что когда бабушка заставляла чистить картошку, то очень ругала, что много снимали кожуры. Но ведь и очистки шли в ход. Мы их мыли и сушили, а потом мололи в муку. И ели очень вкусные лепёшки. Трудно сейчас поверить моим внукам, что именно так и было.

Мне уже 73 года, но не забыть тех детских лет, не забыть, как трудно и тяжело было нашей маме одеть, накормить и выучить троих детей. Слава Богу, все выучились. Всех, как говорила бабушка, вывели в люди.
Не могу удержаться от слёз, когда думаю, и где же похоронен мой отец?»
Дочь не знала, что такое папины руки, папины объятия, папино воспитание… Она никогда его не видела. Но у достойного, сильного духом отца выросла достойная его дочь – и в этом Высшая Справедливость.

Размышляя о трагической судьбе того поколения, отдавшего свою молодость, свои силы, здоровье, жизнь свою, чтобы жили их дети и внуки, хочу верить, что мы достойны этой жертвы: «Мне бы только, чтоб жизни смерть моя пригодилась».

Анастасия ЛОПАТИНА, 15 лет.
Нижегородская область, село Саваслейка.
Рисунок автора.

Комментариев нет:

Отправить комментарий