2 апреля 2013 г.

Село Мухоршибирь: К празднику Великой Победы

9 мая, пожалуй, самый значимый праздник для нашей страны. Это День Победы русских (советских) войск над фашистской Германией. 


Годы Великой Отечественной войны были тяжёлым временем. Это годы потерь, голода... У нас над головой чистое небо, стол порой ломится от лакомств. Проблемы – двойка по физике, не сделал два номера на контрольной, не хочется нести лопату на уборку территории школы, «Реальных пацанов» пропустил… Много проблем.

А как жили наши сверстники в годы Великой Отечественной? О чём думали, мечтали? Что их волновало? Чего боялись? Каково им было, детям войны?


Приближается очередная годовщина Великой Победы, и мы встретились с ветераном тыла, ветераном труда, учителем начальных классов – Бурлаковой Анастасией Васильевной и попросили её рассказать о себе.

- Я с 1929 года. Мне было 12 лет, когда началась война. Жили мы в Удмуртии, в городе Можге. В семье моих родителей было пятеро детей: четыре дочки и сын. Отец мой – Поляков Василий Никифорович – был призван на фронт в первые дни войны, хоть ему тогда уже было 40 лет.

- Вы можете описать свой детский страх перед войной?
- Боялись не войны, боялись, как жить будем одни, без отца. Мы ведь не знали, что такое война. Мама понимала, что отца заберут, ей одной предстоит переживать эти тяжёлые годы. Она осталась одна с пятерыми детьми. Младшей сестре тогда было два года, старшей – пятнадцать. Я была вторая. Старшая сестра тогда уже работала бухгалтером. В войну она одна имела какие-то доходы. На меня ложилась вся работа по дому и огород. Морковь, помидоры, капуста, картофель – всё садили и ели своё. Как до сих пор вспоминают мои сёстры, «сидели на грядках». В мои 13 лет мы пошли с мамой наниматься на работу в колхоз. Она хорошо жала серпом и меня научила вязать снопы и ставить суслончики. Три года мы работали так. Ходили туда на неделю. Работать начинали чуть заря и …дотемна. Председатель тогда говорил: «Всё фронту. Работаем допоздна». Я любила овёс жать – он мягкий, рожь – высокая, а ячмень жать опасно, он как раз ростом с меня и жёсткий, мог запросто попасть в глаза. Работали в тридцати-пятидесяти километрах от города. Если б не работали в колхозе тогда, не выжили бы. Приходили домой в субботу вечером, приносили с собой 8 килограммов муки, пекли хлеб на неделю моим младшим сёстрам и брату. А в понедельник снова уходили на неделю. И так три военных года летом. В общем-то, мы не голодали, и это всё благодаря маме, она научила нас трудиться. Вечером она обязательно кормила нас печёной картофелиной и печёной луковицей, вот мы и не болели, это, наверное, нас лук спасал. Пекли в печке, на углях. Почистим и съедаем, да и шелуху чёрную тоже ели. Ну, а хлеб, мыло, сахар, соль мы могли покупать. Помню, как покупали сахар: и песок, и головы сахарные. А хлеба, конечно, не хватало. Зимой в очереди за хлебом всю ночь стояли. Хлеба я только в 1947-м году досыта наелась. И не только я, многие так говорят. Мясо привозили из колхозов, иногда ели, не часто.

В Можге был свой маслозавод. И если позволяли деньги, можно было взять масло, сметану, молоко. И брали иногда, редко. Мама говорила: «Купите немножко творожку». Мы и ходили. Ходить далеко не боялись. В городе было спокойно. Заводы в военное время работали: и стеклозавод, и дубитель, и деревообрабатывающий, и кожевенный завод был, и маслозавод.

Мама сама неграмотная была, не работала, точнее, работала дома. Отец имел своих лошадей, закупал для себя крупу: гречку, пшёнку. Мы первое время в войну жили этим. Никто не запасался, никто ведь войну не ждал, а у отца оказались такие запасы. Но войну мы почувствовали недостатками.

Мама истопит баню, добавит в чан полведра золы и такой водой нас мыла и стирала ею же. Всё смотрела, чтоб вши у нас не завелись, чтоб одежда и бельё было чистое. Мама никогда не плакала. Может, и плакала, конечно, но никогда не показывала слёз. Отец в письмах писал: «Дети, слушайтесь матери, не доставляйте ей неприятностей». А мы, получив письмо от отца, прочитаем и сидим тихо вокруг стола.

Одежду перешивали и одевались, как могли. Как-то маму вызвали в отдел защиты детей. Она пришла, принесла что-то, свёрток какой-то, вывалила всё. «Настя, это вот тебе, наверное, подойдёт», - и подаёт мне куртку. Нам помогли с одеждой как многодетной семье. Но, правда, один раз. «Мама, зачем же ты брала?» «Ничего, будет, в чём в школу ходить».

Недалеко от нас проходила железная дорога. Мы иногда бегали смотреть, что везут. А везли танки, пушки, солдат, лошадей. Мой отец сопровождал лошадей в вагоне. Он на фронте подвозил снаряды к пушкам. Погиб в феврале 1945 года. Всю войну прошёл. Погиб в Калининграде. Пришла похоронка, а сослуживцы отца в письме описали то место, где он погиб. Написали, что есть берёзка, на которой высечены имена погибших там. Моя сестра с мужем ездила туда, нашли место и ту берёзку. Попросили местные власти выкопать останки и захоронить в братской могиле. Так и сделали и обелиск поставили. Радует, что лежит он не один, а вместе со всеми, кто защищал город. Два месяца не дожил до Победы.

А мама прожила 93 года, вырастила нас, всем дала образование. Я – учитель, другая сестра – воспитатель, брат – шофёр, старшая - бухгалтер, младшая сестра работала на заводе в секретной военной части в городе Ижевске. Мама всю жизнь работала и нас к труду приучила. Мы учились, а летом работали.

В 1950-м году я закончила Можгинское педучилище, четырёхгодичное. В Можге и педучилище было, и медучилище, и ветеринарное училище, так что молодым можно было выбрать, куда идти. Нас – весь курс - отправили по распределению в Сибирь и на Дальний Восток. Кто не ехал, тех отдавали под суд.

- С каким настроением ехали на чужбину?
- Мы молодые были. Казалось тогда, что всё это так и должно быть. Приехали в Улан-Удэ, нас отправили в Мухоршибирский район. Многие здесь остались жить, но некоторые, проработав год, уехали. Первый год я работала в Новоспасске, второй – в Куготах. Вышла замуж и стала жить в Мухоршибири. У меня 34 года трудового стажа. 27 лет проработала во второй школе, потом в новой школе ещё пять лет. А мои сёстры и брат так и остались в Можге.

- Анастасия Васильевна, как Вы решили стать учителем?
- Не могу объяснить, не знаю, но никогда об этом не пожалела. Даже, когда дочь решила стать учителем, не отговаривала её, не препятствовала.

- У Вас есть награды?
- «Ветеран тыла» и «Ветеран труда» (позднее эти две награды были заменены одной – «Ветеран Великой Отечественной войны» - прим. авт.), как учитель награждалась грамотами.

- Что бы Вы хотели изменить в своей жизни?
- Ничего. Я прожила хорошую жизнь. Мне 84-ой год, и я всё-таки счастливая. У меня двое детей. Есть внуки. И до правнуков я дожила – их у меня пятеро. Я всё делаю сама. Продукты может дочь принести. А вот по дому и в ограде стараюсь делать сама – помыть почистить. Сын наколол дрова, остатки я уберу. Сажу и поливаю сама. Думала уехать отсюда на родину. Да к чему? Я здесь уже прожила 60 лет, здесь уже всё моё.

- Анастасия Васильевна, что, по-вашему, в жизни самое главное? Чего должен бояться потерять человек?
- Я потеряла свою половину. Одному жить трудно. Я уже двадцать лет одна. Нахожу себе работу, чтоб быстрей проходило время. И не дай Бог мне слечь.

- Как, по Вашему мнению, нынешнее молодое поколение относится к празднику Победы, к ветеранам?
- Не знаю, не могу сказать. Но, не дай Бог, война - молодёжь не выживет. Не привыкли молодые работать. По дому ничего не делают. Чаще всего телевизор смотрят.

- Какие советы Вы можете дать подрастающему поколению?
- Труд закаляет человека. Надо молодёжь приучать к труду, он ещё никого не избаловал. Если б мы в войну не трудились, мы не выжили бы. И я, и муж мой выросли в семьях, где труд был в почёте.

Анастасия Васильевна – очень скромный человек, так и не позволила себя сфотографировать. «Это ещё зачем? Не люблю хвастаться». Многое из сказанного она просила не записывать: «Это не для газеты». Несколько раз Анастасия Васильевна упомянула о том, что только благодаря стараниям матери и труду, к которому она их приучила, дети в их семье выросли и стали хорошими людьми. Анастасия Васильевна показывала нам свои фотографии, в основном, с сёстрами и братом, вспоминала, как она ездила на родину к ним в гости. Особо памятна для неё последняя из поездок, когда почти случайно за столом собрались все. И по счастливому лицу Анастасии Васильевны можно было понять, счастье – это когда ты дома, и вся семья в сборе.

Нам было неудобно, что мы своим визитом заставили Анастасию Васильевну вспомнить не только приятные, но и тяжёлые, и скорбные минуты жизни. От души приносим извинения. Наша цель – донести до молодых читателей газеты простую истину: нельзя забывать войну, нужно чтить память погибших и с уважением относиться к ветеранам.

На долю людей, переживших войну, выпало многое. Тяжело было всем. Но особенно тяжело было детям. Дай им Бог здоровья. А наша святая обязанность – не забывать ни их, ни историю.

Ирина НАУМОВА, 17 лет,
село Мухоршибирь , Республика Бурятия.

Комментариев нет:

Отправить комментарий